Глеб Шульпяков

ФИОНА САМПСОН

     

Фиона Сампсон

СИЛЬНОЕ – СЛАДКОЕ

Фиона Сампсон (Fiona Sampson) родилась в Лондоне, автор 25 книг поэзии, критики и биографических исследований, в том числе о Мэри Шелли. С 2005 по 2012 год — первая после Мюриел Спарк (1947–1949) женщина-редактор Poetry review («Поэтического обозрения»). Профессор поэзии в университете Рохемптона (Лондон), директор Поэтического центра, редактор международного ежеквартального журнала Poem, лауреат многочисленных премий. Стихи переведены более чем на 30 языков. В данную подборку вошли переводы стихотворений из книги"Колсхилл" (Coleshill - Chatto & WindusRandom House, 2013)

    

 

Август в Карсте

На дальних полях

в охапках травы

белеют ульи.

                      Никто не ходит туда,

никто не забредает дальше разрушенных ферм

по заросшей тропе.

 

Здесь ты открыл мне свою тайну.

Я помню  пустые остовы,

их высвеченные солнцем дощатые стены,

утопающие

       в гуле пчел,

пчел, от которых блестит воздух –

                                                

жужжание сплетен,

знакомая музыка.

                         

                                    

Пчелы зимой

Каждый год

слабое зимнее солнце

пробуждает шмелей от спячки.

Они тычатся и бьются

в стены моего укрытия –

словно ищут нектар

в мягких сосновых волокнах

под облупленной голубой краской, голубой

как нездешнее небо.

Нехитрая история, но она

способна расторгать нас –

как маленькая весна воскресения

накануне весны.

                   

Что за чуткий расчет

движет пчелами

вслед усеченной дуге солнца,

пока мы рассуждаем о них?

Пчела Иисус

поднимает золотой венец

над зимнем роем.

Из сильного

вышло сладкое.

Наши темные сердца –

ульи.

                    

                     

Гимн садов Колcхилла

Мирабель

и венгерка –

сливы повисли на ветках

как леденцы,

                   

три сотни леденцов, и каждый

облеплен осами

которые, словно в обмороке,

повисли на сливах.

                  

Твоя рука

блуждает меж веток –

спелых слив, увенчанных

насекомыми.

                            

Траченое осами –

сладчайшее;

сливовая

ими отмечена спелость.

                                

                                     

Привидение

Спускаюсь с холма... и вижу себя.

Ты это прозрачный призрак

блуждающий как фонарь браконьера

то там – то здесь – меж деревьев.

                                              

Деревья тоже

похожи на призраков

и выходят на свет

воспоминаний...

                                           

Когда я встречаюсь с тобой,

каждый из нас

бросает друг на друга

подобие светящейся тени.

                                          

Ты младше меня

и пронизываешь как дрожь,

стоит мне сделать шаг

в сторону дома.

                 

                      

Песни снов

Мечтать о доме

всегда означает мечтать о плоти

          

Сетка веток.

Запахи –

липа и пыль,

дизель, холод

                    

Ты бежишь через призрачный лес

к дому, который

поднимается

из теней

             

Твои каблуки

утопают в сумерках

                    

Дыхание напоминает стон

и заполняет тьму.

Тени захватывают

комнату за комнатой

                

Где-то

подозрительно рядом

падают на половицы

куски мрамора,

          

дрррр дрррр дрррр

динг динг динг

динг

             

Теперь ты

поднимаешься по лестнице –

если бы тусклая симметрия

ее формы

                              

могла обрести язык,

если бы только эти тусклые тени

подсказали слово, которое

ты не в силах вспомнить

                      

Недостижимое нечто

шевелит волосы

на затылке

             

 

В летних сумерках

Летними вечерами

воздух загустевает – он оседает,

полки с книгами бесшумно покрываются

пылю – она оседает.

Подобные вечера

словно сходят с книжных страниц

или из наших снов.

                        

Напиши свое имя

на зацветшей пылью крышке стола –

пленке дикой пыльцы.

Сумерек длинный синий стол

и мы, бессчетные пылинки –

крошечные души, отравленные пыльцой

беспокойных снов о себе самих.